Вопрос юристу
бесплатная консультация юриста по телефону
Закрыть окно
Финансы и имущество / Банковские долги / Единственное жильё должника и взыскание

Обращение взыскания на единственное жилье должника

16391
Последние изменения: январь, 2018 года

Обращение взыскания на единственное жилье должника​Если руководствоваться общими правилами обращения взыскания, то аресту и последующей реализации с торгов подлежит любое имущество должника, находящееся в его собственности, в пределах размера долга. Однако из этого правила есть исключение – единственное жилье, правомочность обратить взыскание на которое полностью ограничена, кроме случаев нахождения этого жилья в залоге и взыскания по обеспеченному этим залогом долга.

До последнего времени ограничительное положение закона фактически применялось и к аресту имущества, и к процедуре взыскания за его счет (продажа и погашение из полученной суммы долга). Такой подход приводил к неоднозначным трактовкам со стороны судов, приставов и юристов, нередко становясь предметом судебных разбирательств во всех инстанциях. Однако, какими бы ни были юридические позиции, общераспространённая практика была однозначной: постольку, поскольку нельзя на единственное жильё обратить взыскание, нельзя, а точнее нецелесообразно, производить и его арест.

Все изменилось в ноябре 2015 года, с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ, в котором были даны разъяснения по вопросам правоприменения в рамках исполнительного производства и, в частности, относительно правомочий по аресту и обращению взыскания на единственное жилье должника.

Могут ли за долги перед банком наложить арест на единственное жилье?

Своим постановлением Верховный Суд поставил в этом вопросе точку – да, могут. Такие действия со стороны приставов признаются правомочными, невзирая на то, является ли жилье для должника единственным.

Арест единственного жилья рассматривается как обеспечительная мера, предусматривающая наложение ограничений по распоряжению недвижимостью в пределах срока, пока должник не погасит задолженность в полном объеме. Запрет распоряжения единственным жильем распространяется не только на осуществление сделок, но и на прописку и (или) вселение каких-либо лиц после наложения ограничения. Формально за заемщиком-должником и членами его семьи останется только право проживать в квартире (доме) и пользоваться жильем. Здесь следует учесть, что даже если должник сменит свою регистрацию и сам выселиться из арестованного жилья, статус последнего никак не измениться и не приведет к снятию ограничительных мер.

Чем можно объяснить такое решение суда?

  • Во-первых, положение закона (ст.446 ГПК), ограничивающие обращение взыскания на единственное жилье, и без разъяснений высшей судебной инстанции касалось исключительно взыскания, а принятые для его обеспечения меры – формально другая процедура, предшествующая процедуре взыскания. Надо сказать, что и ранее некоторые судебные приставы применяли арест единственного жилья в качестве обеспечительной меры, правда, далеко не всегда суды шли им навстречу и не отменяли по жалобам должников наложение этих мер. Поэтому широкой практики применения подобного рода действия приставов не имели.
  • Во-вторых, правило «единственного жилья» очень часто становилось камнем преткновения и лишало кредиторов хоть какой-то возможности принудить должника исполнить свои обязательства. Тогда как многие заемщики-должники жили отнюдь не в «хрущевках», а дорогостоящих загородных домах. При этом успевали до принятия иных обеспечительных мер создать все условия, чтобы применить их было попросту не к чему. Понимая, что в суде по жалобе должника все равно будет принято решение о снятии ареста с дома, приставы ничего не предпринимали, даже если об аресте жилья поступало соответствующее заявление кредитора. В результате должник вполне мог распоряжаться своей недвижимостью как угодно, а все устные и письменные требования о погашении долга – успешно игнорировать.

Разделив понятия «арест единственного жилья» и «обращение взыскание на единственное жилье», Верховных Суд фактически подтвердил уже имеющуюся законодательную норму и превратил ее действие в обязательную правоприменительную практику. Одновременно с этим была разрешена и проблема злоупотребления должниками своим правом. Сохраняя статус собственника, они теперь обязаны соблюдать юридическую сохранность и целостность своего жилья, не действуя себе во благо, а в ущерб интересам кредитора.

Решение об аресте единственного жилья должника и конкретных ограничительных мерах принимает пристав – это его право. Решение можно оспорить в суде, но вероятность выигрыша дела невелика.

Среди возможных вариантов оспаривания:

  1. Ссылка на то, что стоимость жилья несоразмерна сумме задолженности.
  2. Обоснование требования снять арест с жилья наличием иного имущества, на которое можно обратить взыскание, и при этом достаточного для погашения задолженности.

Такие возможности были и раньше. Но их реализация после разъяснений Верховного Суда, скорее всего, серьезно усложнится.

Согласно закону стоимость арестованного имущества (любого) должна быть соразмерна сумме долга. Таким образом, если задолженность составляет, скажем, 100 тысяч рублей, а стоимость жилья – несколько миллионов, то несоразмерность очевидна. Однако Верховный Суд допускает, что в исключительных случаях несоразмерность арестованного имущества и долга может не приниматься во внимание. Пример такой ситуации – указанный выше случай проживания должника в дорогостоящем коттедже. В то же время оспаривание ареста единственного жилья на основании того, что у должника есть иное имущество, за счет которого может быть исполнено взыскание, вполне способно привести к выигрышу судебного процесса. Правда, в подобного рода ситуациях Верховный Суд перекладывает на должника необходимость представлять приставам соответствующие сведения о наличии такого имущества, формально снимая с приставов обязанность разыскивать его для целей принятия или непринятия решения о наложении ареста на жилье.

В настоящее время пока трудно говорить о том, какова будет судебная практика рассмотрения споров, обусловленных применением ареста по отношению к единственному жилью собственников. Не исключено, что и сами должники будут искать лазейки для обхода новых правил, что представляется потенциально возможным, даже без нарушения закона. Арест жилья, находящегося в статусе сложной собственности (доли, совместно нажитое супружеское имущество, оспариваемая собственность), вполне может создать условия для многочисленных споров. Но исходя из позиции Верховного Суда, что, правда, было характерно деятельности судебных приставов и ранее, какие бы не возникали споры, основное бремя доказывания своей позиции и незаконности действий приставов ляжет на должников, проживающих с ним членов семьи, других зарегистрированных в жилье лиц и (или) совместных собственников.

Единственное жилье и ипотека

В части возможности наложения ареста и обращения взыскания на единственное жилье, состоящее в залоге (ипотека), ничего не изменилось. Предпринять меры к погашению долга за счет залоговой недвижимости – право банка, которое в зависимости от особенностей ипотеки может быть реализовано самостоятельно или на основании судебного решения. 

Ваша оценка данной статье:
бесплатный звонок юристу
Другие статьи по теме
Может ли банк самостоятельно без суда взыскивать долг по кредиту? Может ли банк самостоятельно без суда взыскивать долг по кредиту?
Что такое задолженность по овердрафту и как осуществляется ее взыскание? Что такое задолженность по овердрафту и как осуществляется ее взыскание?
Досудебное взыскание задолженности по кредиту с физических лиц Досудебное взыскание задолженности по кредиту с физических лиц
Обсуждение
В форме комментариев вы можете задать уточняющий вопрос по тексту статьи. Все иные вопросы, в том числе с просьбой разъяснения Вашего индивидуального случая, просим задавать через форму выше, либо через всплывающее окно в нижнем углу экрана. Спасибо.
Граватар
Василий - 18 декабря 2017 г.

К великому сожалению, система не идеальна, в стране очень много участников долевого строительства, которым была оказана помощь государством по достройке в связи с банкротством застройщиков, людей даже не спрашивали согласия на достройку. Просто в тупую помогали достраивать, даже тем кто был не в состоянии рассчитаться за помощь.
В последствии третьи лица предъявляли астрономические суммы за помощь в достройке. Люди не могли рассчитаться за навязанную услугу. Происходили аресты единственного жилья несчастных. У нас в Перми по Адмирала Ушакова 21 такая ситуация и сложилась на сегодняшний день. У 100 человек арестовано жильё еще до решения Верховных судов. Для прикрытия своей жопы, суды нижней инстанции сделали свое дело. Теперь это все норма.
У нас не остается другого выхода, нас не слышат. Арест единственного жилья очень плохое решение. Мы поднимаемся на митинги и акции протеста.

Ответить
Граватар
Мастер - 8 января 2018 г.

Все верно, страна господ и рабов, полный беспредел, никто никого не спрашивает, законы не работают, полный бардак! Чтобы тебе что-то от гос-ва получить даже не мечтай!

Ответить
Оставить комментарий
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *